суббота, 20 ноября 2010 г.

Птица Лирохвост

   Здравствуйте, мои любимые читатели. Наткнулась я сегодня на просторах интернета на очень интересное видео про птицу Лирохвост. Я была в шоке и это ещё мягко сказано ))) Предлагаю вам самим оценить эту птичку. На этой картинке самец этой птички. Для привлечения самочки он поёт. И как ПОЁТ!


video

   Далее информация взята из свободной энциклопедии Википедия.

   Лирохвосты, или птицы-лиры (лат. Menuridae) — семейство птиц отряда воробьиных. Включает в себя два вида обитающих на земле австралийских птиц. Лирохвосты считаются национальными австралийскими птицами, несмотря на то, что в естественной среде обитания они встречаются редко. лирохвосты также хорошо известны из-за поразительной красоты своего огромного хвоста у мужской особи птицы — ими можно полюбоваться, когда она раскрывает хвост для демонстрации или при ухаживании.
Подражание.
   Лирохвост подзывает женскую особь звуками, состоящими из смеси собственной "песни" и массы других звуков, ранее слышимых птицой. Сиринкс лирохвоста — наиболее сложный орган из всех воробьинообразных (певчих птиц), дающий лирохвосту необычную возможность, не имеющую себе подобной в вокальном репертуаре и в подражании звукам. Лирохвосты с высокой точностью воспроизводят характерные песни других птиц и щебет скоплений птиц, а также подражают другим животным, человеческим шумам, машинам всех видов, выстрелам и музыкальным инструментам. Лирохвост способен подражать почти любому звуку — от заводского гудка до визга пилы и диапазон очень разнообразен — это звуки цепной пилы,[2] автомобильного двигателя, гудка машины, пожарной сирены, выстрела из ружья, оконной ставни, лая собак и кричащих младенцев. Известны случаи, когда лирохвост имитировал даже речь человека. Лирохвосты — застенчивые птицы и зачастую их присутствие выдаёт лишь поток птичьего щебета из одного и того же места. Женская особь лирохвоста также превосходно подражает, но её слышат менее часто, чем мужскую особь.
    Один исследователь, Сидней Куртис, записал в окрестностях национального парка Новой Англии звуки, похожие на игру флейты. Подобным же образом, в 1969 году смотритель парка, Невилл Фентон, записал песню лирохвоста, похожую на звуки флейты, — это было в национальном парке Новой Англии, в пригороде Дорриго к северному побережью Нового Южного Уэльса. После проведённого расследования Фентон выяснил, что в 1930-х годах на ферме, прилегающей к парку, жил человек, имевший привычку играть на флейте рядом со своим домашним лирохвостом. Лирохвост запомнил его исполнение и позже воспроизвёл в парке. Невилл Фентон отправил эту запись звукотехнику и орнитологу Норману Робинсону. Так как лирохвост способен одновременно воспроизводить две мелоди, то Робинсон отфильтровал одну из мелодий и проиграл её для анализа. Песня представляла собой видоизменённую версию двух популярных в 1930-х годах мелодий: "The Keel Row" и "Mosquito's Dance". Музыковед Девид Ротенберг подтвердил эту информацию.
  
Анекдотичный пример
Рассказ о лирохвосте
   В начале 1930-х годов мужская особь лирохвоста по кличке "каша сан" близко подружилась с человеком, которым была миссис Вилкинсон, длительное время подкармливающая птицу. После этого Джеймс исполнил для неё танец ухаживания на одной из своих насыпей, сделанных им в заднем дворе — то же самое птица демонстрировала и для более широкой публики, но лишь в случае присутствия миссис Вилкинсон. В один из таких случаев ухаживания Джеймса длились 43 минуты, в течение которых он ходил, сопровождая свои шаги мелодией собственного исполнения, имитирующей крики австралийской сороки и молодой сороки, выкармливаемой родителем, австралийской восточной трещотки, австралийской птицы-колокольчика, смех двух кукабарр, смеющихся в унисон, желтоухого траурного какаду, шлемоносного какаду, пёстрой розеллы, чернозобой птицы-мясника, серёжчатого медососа, серогрудой сорокопутовой мухоловки,[9] шилоклюва, бело-бурой кустарниковой птицы, пестроголового пардалота, скворца, золотобрюхой зарянковой мухоловки, золотого свистуна, стаи попугаев, свистящих на лету, красной розеллы, нескольких других птиц, которых затруднительно было установить и трели медососов (крошечных птиц с тонкими голосами), собирающихся группками и щебечущими сладкими голосами. Для подражания сладкоголосым птичкам Джеймсу надо было свой мощный голос понизить до слабого и очень тихого, но он был очень изобретателен, сделав слышимым и различимым каждый тон в этом хоре. Также Джеймс включил в своё исполнение удачное подражание звукам отбойного молотка, гидравлического подъёмника и автомобильного сигнала.